Общество

В Узбекистане прокуратура взяла под контроль дело женщины, поджегшей себя в знак протеста против сноса дома image

24 Фев, 2020 342

Прокуратура Кашкадарьинской области Узбекистана создала специальную рабочую группу для изучения дела Мукаддас Мустафаевой, которая утром 19 февраля облила себя бензином и подожгла возле здания прокуратуры в знак протеста против сноса своего жилья.

По данным пресс-службы администрации Касанского района, дело местной жительницы Мукаддас Мустафаевой изучается рабочей группой, созданной Кашкадарьинской областной прокуратурой. Как говорится в Telegram-канале администрации, рабочей группой руководит старший прокурор областной прокуратуры Шохрух Хакбердиев.

«Данное дело всесторонне изучается с участием специалистов районной администрации, прокуратуры и независимых беспристрастных лиц», – сказано в сообщении Касанской районной администрации.

На прошлой неделе сообщалось о том, что утром 19 февраля жительница Касанского района Кашкадарьинской области Мукаддас Мустафаева облила себя бензином и подожгла возле здания областной прокуратуры в городе Карши. Ее 60-летний отец Олим Мустафаев получил ожоги при попытке спасти дочь и после был отправлен в областную больницу скорой медицинской помощи. Женщина ожогов тела не получила, так как огонь был потушен своевременно.

В разговоре с нашим журналистом Мукаддас Мустафаева говорила, что решилась на такой отчаянный шаг, так как районная и областная прокуратура проигнорировали все ее обращения относительно сноса дома, который она построила за взятые в долг деньги на заброшенном земельном участке.

Олим Мустафаев сказал, что до сих пор находится в больнице и продолжает лечиться. "Я чувствую себя неважно, до сих пор лежу. Сегодня уже шестой день. Мне нездоровится. Я получил ожог шеи, головы и спины. До сих пор мучают боли. Нет аппетита. Все тело болит", – сказал Олим Мустафаев.

Он говорит, что недоволен рабочей группой, созданной областной прокуратурой.

– Из области приехал только один прокурор Шохрух Хакбердиев. Все остальные члены рабочей группы – это чиновники из Касана. Именно они продали за 400 миллионов сумов (42 тысячи долларов) земельный участок, на котором моя дочь построила дом. За нашей спиной они говорят, что мы решились на такой шаг, чтобы защититься. Нет, ведь мы обращались к ним целый год. Мы обращались в Генпрокуратуру, кабинет министров и администрацию президента. Не осталось ни одного органа, куда бы мы не обращались, – сказал отец Мукаддас Мустафаевой.

В последние годы в Узбекистане снос или конфискация жилых и нежилых помещений часто приводят к самосожжениям и протестам граждан.

Если вы обнаружили ошибку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter